Артур Новиков — поэт и журналист, создатель сайта дружбы Одесса-Алматы, поделился своим неоднозначным мнением о современной журналистике и блогерах. 

Случается, люди пишут. Некоторые при этом знают слова, остальные обходятся смыслом. Совпадения редки, поэтому их и относят к литературе. Все дело в том, что смысл не всегда несет в себе слово. Также будет верным и обратное утверждение.

расскажите с чего начинался ваш творческий путь? 

Как и у всех приличных людей – с развода. Полагаю, это именно то состояние, когда в жизнь внезапно входит кругозор и чувство перспективы. Случаются и ощущения конца, но оникак правило не долги. Далее – вездесущий случай.

Случаи разумеется бывают и в жизни упорядоченных граждан, но там они менее заметны. Кроме того, их всегдапервыми замечают родственники, которые и прилагают все необходимые меры.

О случае:

меня внезапно нашла некогда любимая девушка, причемпауза любви была практически по Дюма. Что само по себе вещь довольно обычная для девушек, любви и всей французской литературы, не считая Эмиля Золя. Тот был мрачноватым субъектом, предпочитавшим натурализм, за что его не читали даже французы, за исключением Максима Горького. Впрочем, последний был русским классиком, а я отвлекся.

Итак, меня нашли, а она (обожаю это слово) была далеко.

Я в Одессе, она в Алма-Ате, просто совершенный канон alaВладимир Высоцкий и Марина Влади и струны сердце оборвали

Что делать? – пишите письма. Можно по email.

С какого-то благословенного момента мы начали писать друг другу ежедневно, обычное дело для вновь нечаянно влюбленных, Генуя, Верона, XVII век. Сейчас – реальный эксклюзив.

Письма сами по себе неосознанно учат слогу и влияют на словарный запас, но с точки зрения affaires damour – маловато будет.

Обратился к прозе.

Первый очерк для нее (ах, она!) написал о впечатлениях катания на лыжах в Турции, Сарыкамыш https://artloky.livejournal.com/?skip=40#post-artloky-1738 , второй о феминизме с точки зрения этногенеза — https://artloky.livejournal.com/?skip=30#post-artloky-4144 .

После первой встречи проза разбавилась лирикой, именно с 21 сентября 2011 года, и вот она, литература.

журналист — профессия или призвание души?

На мой обыденный взгляд, понятие «профессия» в ее натуральном виде мирно оставила нас годах в 90-х двадцатого незабвенного, за некоторыми безусловными исключениями.Например, мне сложно понять, что есть профессиональный менеджер, как набор навыков и конечного продукта, в рекламном агентстве города близ Харькова или сети гипермаркетов «Мы ели». Он загадочен мне, этот мистик.

С профессионализмом тоже нелады. Обычно фраза – Я профессионал! – звучит в жизни и на экране от персонажей, чью область занятий сложно описать в рамках Трудового Кодекса.

С другой стороны, ее почти не употребляют, например, гинекологи и патологоанатомы. Не исключаю и того, что все они считают себя любителями.

Что касается журналистов, то здесь влечение par excellence, страсть к публичному слову в его письменном виде. В средние века эти люди шли писцами в монастыри, становились бродячими актерами, а также трубадурами, миннезингерами и глашатаями. То есть такая особая стильность бытия в слове и новости (вести). Иоганн Гуттенберг, братья Люмьер и преподобный Стив (Джобс) просто добавили инструментарий к первичному ремеслу.

Конечно, все сказанное здесь субъективно, а значит относится к параллельной реальности.

—  как относитесь к современному ответвлению в журналистике — блогерам?

Скорее, как к редакторам стенгазеты и корреспондентам заводских многотиражек, были такие популярные масс-медиаво времена мира ортодоксальных систем.

В этом нет ни надменности, ни пренебрежения, такую дорожку прошли и Сергей Довлатов, и Джек Керуак, и Чарльз (вечная память ему и стакану его) Буковски.

Мне разве что сложно считать это ответвлением журналистики, поскольку это сама журналистика и есть в ее первоначально-посконном (домотканом) смысле. Некая первичная субстанция, у которой равный шанс как стать определенной формой, так и слиться в промотходы. Обычная вещь, ведь наличие рупора не предполагает наличия голоса, как и не при всяком вокале приживется мозг.

Естественно, во времена стенгазет и многотиражек все было проще и человечески легче. Первичный отбор производился кем-то другим, цензура школила разум и стиль, личность при отказе посторонних страдала меньше. А свобода может быть только жестокой, иначе она не свобода.

Что касается самого термина блогер, то он все же веселее понятия «политолог», последние мне кажутся скорее объектами клинических исследований, нежели журналистики.

Но блогер – довольно опасная наживка для неискушенной рыбки. Нечто вроде социально-трудового лейбла, который каждый волен пришить себе сам, спороть куда сложнее.

Ведь совершенно некому сказать: Вася, ты бездарь! – может в животноводство?

Как результат, человеческий поиск на ноль-порыве, кругозор на 15 дюймов экрана и статус

килька-в-банке.

Утрирую, что и заметно.

какой вы видите журналистику в будущем?

Сугубо корпоративной культурой, еще более жесткой, чем в викторианскую эпоху, когда джентльмены в клубе читали Таймс.

Парадокс, но при визуально-доступной для всех свободе самовыражения, клановость становится отчетливей, культура закрытых клубов более закрытой чем во времена Оскара Уайльда, а окружающая нас информационная среда приобретает отчетливый кастовый характер. Социальные сети не должны приводить в смущение, тот же фейсбук расчерчен на классы круче чем Египет эпохи Древнего царства, при всей невыносимой легкости бытия в нем.

Безусловно во многом журналистка останется такой же, как и сейчас (медиа-носители в расчет не берем), но это многое останется как вид народного творчества или художественной самодеятельности известных времен и для той же публики.

Представляется, первый водораздел будет просто по способности воспринимать произвольный текст. Так ли, нет, в отличии от советского периода всеобщее образование осталось всеобщим, но перестало быть образованием. Иначе говоря, все знают за буквы, вопрос прочесть.

Как не затаскан Оруэлл, но вероятно журналистика будет всего двух видов: лубочная и элитарная, без смягчающей прослойки между ними.

Не знаю, трагедия ли это.

Шутка.

— у вас есть кумиры, примеры для подражания?

Да, но они как правило не журналисты, все больше парни широкого профиля и чуть иного ответвления ума. Наверное, мне симпатичнее всего Ярослав Гашек, я его чаще других в детстве читал. Приключения бравого солдата Швейка – это прежде всего классика репортажа, в который поместилась вся Австро-Венгерская монархия, изрядная доля Первой мировой и весь чешский национальный характер. При этом и сама книга выходила как газетный репортаж, только несколько позже, по решению академических умов, стала классикой современного чешского романа.

Затем видимо братец Хэм.

Здесь не столько профессиональное, сколько вкус жизни как страницы.

Парень писал обо всем, в произвольной форме и для куда угодно вам. Т.е. был свободен как любая поправка к Конституции Estados Unidos. И в чем-то он создал новый американский литературный язык. Без него Дэн Браун скорее всего торговал бы гамбургерами, где ему самое и место.

Ну а главный кумир – конечно же я сам, Артур Новиков.

Иди знай, что получится из этого персонажа, я так честно говоря, не в курсе.

вы пишите для сайта Одесса-Алматы, как возникла идея создания такого сайта?  

Как и все прекрасные идеи, она была не моя.

Все дело в том, что после нашей первой встречи ребром Адама встал вопрос – что делать?

В высоком смысле дальше?

Разумеется, согласно Петрарке и Абеляру, можно было продолжать писать письма, но кому нужен этот застывший классицизм? – меня он во всяком случае не интересовал.

Итак, в наличии была Алма-Ата, место универсального генезиса всех необычных девушек планеты, Одесса, и стоимость авиабилета между ними.

Денег у меня не было, в стюардессы меня не брали, нужно было искать какой-то выход и, о Эврика! – я подумал за общественность.

Мысль была такова:

Алма-Ата – Южная Столица Казахстана, Одесса – Южная Пальмира и культурная столица Украины, и идея творческого союза просто режет неискушенный взгляд.

Итак, я организую Дом Дружбы Алматы – Одесса, общество рукоплещет, мэрии финансируют проект, я как минимум раз в месяц летаю в оплачиваемые командировки в Алма-Ату и культурный обмен между нашими городами бьет фонтанами Версаля.

Идея в итоге оказалась жизненной, но не там, где я себе рукоплескал.

Отдел культуры при одесской мэрии не возликовал, совершенно.

Последний кабинет, который я там посетил уже в 2012 году, был завален коробками с коньяком и какими-то табачными изделиями, которые явно не предполагались для реэкспорта в Алматы, Казахстан.

Следующим шагом был визит в посольство Республики Казахстан на Украине, и – мне повезло!

На тот момент советником-посланником (первый заместитель посла) был Аргын Сергазыевич Оспанов, тогда он недавно прибыл в Киев, и мы нашли общий язык.

Для начала он посоветовал мне сделать сайт Дома Дружбы и написать о своих впечатлениях от Казахстана, что я и сделал. Вот это эссе от октября 2012 года:
http://odessa-almaty.com.ua/articles.files/article01.html

Таким образом Аргын Оспанов стал крестным отцом довольно живого как на сегодня проекта, а я –

 — внезапно стал журналистом.

(С командировками, к скорби моей, сложилось не так радужно.)

что определяет хорошего журналиста по вашему мнению?

Универсальность по Леонардо да Винчи и счастливая звезда в гороскопе, совершенно не шучу.

Можно быть сколько угодно одаренным персонажем, искусным как тульский Левша, но знать о тебе будет только сказочник Ершов, да и то недолго.

Можно быть упертым как Сизиф, но только его шоу с булыжником уже и Зевсу приелось.

Для меня здесь лучший пример Мартин Иден у Джека Лондона.

Этот парень именно счастливый синтез таланта, упорства и счастливой случайности.

Те кто читали со мной согласятся, кто нет – рекомендую, одна из небесполезных рукописей этого мира.

Ну и у меня, и у Идена, ключ конечно же девушка.

С другой – какая девушка без ключей? – им при рождении Венера презентует.

Сами по себе журналистские качества, их бездна с малым дном. Но первым безусловно назову высшее образование в классическом смысле данного слова.

Разносторонность? – разумеется.

Языки – безусловно.

И конечно чувство личной ценности, исключительное.

Ты линза и зеркало внешних событий, а как и что через тебя увидит читатель, это уж его личное читателя дело.

Безусловно существуют, они совершенно необходимы и каноны, и форматы, безумно важен стиль. Но не ты в них, а они в твоем нагрудном кармане, вместе с другой атрибутикой ремесла.

Популярность – трэш. Абсолютно незачем, чтобы тебя читали десятки/сотни тысяч, важны читатели, а они немногочисленны.

К счастью, вероятно.

какие советы можете дать начинающим журналистам?

Во-первых, поступить в любой университет, кроме гуманитарного, серьезно. Они гораздо лучше структурируютгрядущую акулу пера.

И, на мой взгляд, гуманитарные универы создают системы предустановленного чтения, а здесь свобода – прежде всего.

Alma Mater тоже подлежит тщательному выбору, я бы скореерекомендовал Одесский Морской университет или Кембридж.Первый кажется закончил Жванецкий, второй – Ивлин Во, что тоже неплохой показатель качества.

Лингвистика, первая фея ремесла, философия — вторая.

Вообще говоря, вся великая русская литература возникла исключительно благодаря французскому языку, которым наши классики в совершенстве владели с детства. Причем это исключительно местный феномен, французу, например, знание английского только во вред.

Полагаю верным и обратный тезис.

Ощущение слова совершенно не дается без знания хотя бы одного заграничного, а влияние на зрение, так просто колоссально. Проверьте, просмотр любого фильма на языке оригинала напрочь меняет все восприятие видеоряда.Совершенно другие актеры, поскольку наш веселый мозг незаметно для нас самих монтирует вокал в личность, другие пейзажи, иное небо и прочее.

А главное, un gout de la vieвкус жизни, меняется совершенно радикально.

Ну и достаточно. По прочтению немедленно забыть, импровизация.

Salve!