Руслан Антонюков — корсетных дел мастер. Дизайнер разработал первый корсет более 10-ти лет назад. С тех пор много чего изменилось в его жизни, но любовь к своему детищу не угасла. Руслан поделился своими воспоминаниями о том, что он первым попросил у хирургов после того, как пришёл в себя в реанимации, сколько времени нужно для создания нового корсета, и многом другом. 

 

 
1. Руслан, уже девять с хвостиком лет, как Вы возглавляете бренд «Антонюков». А Вы помните свой первый корсет?

 

Первые эксперименты были в 2004-2005 году, когда я примерился к вечернему корсету, так как, тогда были модно отдельно юбка и корсет. Так что, первые корсеты были именно костюмные.

 

 

2. Сколько времени занимает изготовление одного корсета?

 

 

По-разному. Если не отрываться, работать усердно, с наличием всех материалов, то это примерно два дня. Но это, если делать коллекцию. А, если делать индивидуальный заказ, то это ещё дни примерок, дни подгонок, и, в итоге, это может затянуться на несколько недель.

 

 

3. Корсет достаточно универсальный и в тоже время изысканный предмет гардероба, но не все умеют его правильно носить. Ваши советы?

 

 

Если говорить о моих корсетах, то я советую иметь его в каждом гардеробе! Так как это настолько трансформируемая вещь, что всегда найдётся случай его одеть. Он очень долговечный и его можно скомбинировать, как с брюками, джинсами, юбками, так и с платьями.

 

 

4. У Вас был достаточно длинный перерыв в работе. Как сейчас приходите в форму, так скажем?

 

 

Из моей жизни исчезла спешка. И это мне больше всего нравится. Уже нет цели заработать деньги, сдать вовремя корсет. А, если работает художник, то и картина получается достойная. Эти два момента, я считаю, очень мешают в работе – деньги и спешка.

 

 

5. Современное представление о дизайнере — весь такой модный и, часто, даже не традиционной ориентации. А Вы самый настоящий мужчина и даже были на войне на востоке Украины. Как такое совместимо?

 

 

Все улыбаются и смеются. Меня называют — (смеётся) смелый портняжка (по сказке Братьев Гримм – «Храбрый портной» -Ред.). Когда я был на востоке, то мой позывной был «кутюрье».

 

 

 

6. У Вас, действительно, уникальная история: Вы шили корсеты, принимали участие в показах, конкурсах красоты и тут — оказываетесь на войне. Какими были мысли в тот момент?

 

 

Я оказался на войне, потому что это – наша страна и её нужно защищать. Плохо это или хорошо — пусть решают политики. Когда я пришел в военкомат, то там были 20-летние дети, а мы уж 25 лет живём в независимом государстве. Я ещё служил пограничником на афганской заставе. И как вот эти дети могли идти, стало просто стыдно! Хотелось стать впереди их, ведь это — неправильно. Я считаю, что мужчины, которые прожили жизнь, должны идти первыми.

 

 

7. Когда были на фронте, то думали о том, что продолжите своё дело по возвращению?

 
Да, когда я пришёл в себя в госпитале после ранения, то первое, что я хотел сделать — создать новую коллекцию. Я попросил хирургов дать мне альбомный лист и карандаш. У них глаза были по 5 копеек, когда они начали меня расспрашивать обо всём.

 

 

 

8. Как, в целом, повлияло это событие на творчество сейчас?

 

 

Как я уже говорил, что я убрал из творчества 2 слова – деньги и спешка. Я не ограничиваю себя по датам. Если коллекция будет — она будет продаваться, если нет — то нет. В принципе, эскизы были и раньше, но линии уже хочется делать мягче и женственней.

 

 

 

9. Как приходят идеи по созданию новых шедевров?

 

 

Есть миллион вариантов создания корсета. Иногда, я просто прикладываю ткань и смотрю как она ложится, и дальше, уже исходя из этого начинаю работать. Что-то не получается, откладываешь и можешь вернуться через неделю. Другой корсет могу просто за полдня сделать. У меня нет такого, что я нарисовал и потом просто леплю это, чаще всего всё происходит в процессе. Так как, ткань разная, декор разный и не всегда знаешь, сколько это займет времени.

 

 

10. Чем будете радовать своих поклонниц в ближайшее время? Какие идеи по завоеванию новых почитательниц Вашего таланта?

 

 

Очень много идей, я снова возвращаюсь в строй. Есть планы на Киев, Днепр. Хочу, чтобы бренд узнавали, и не только в Украине.