Заслуженный, успешный и известный дизайнер и художник по костюмам Руслан Хвастов рассказал, как воспринимает критику в свой адрес, что думает об украинской моде и не побоялся затронуть влияние политики на искусство в нашей стране.

 

 
1. Руслан, в начале своего пути Вы работали моделью у Вячеслава Зайцева. Когда уже начали сами делать показы, то подсказывали моделям, как лучше встать, где улыбнуться?

 

 

Обязательно. У меня даже был свой «Театр мод Руслана Хвастова». Я вернулся из Германии в 1994 году и в 1995 у меня было одно из первых модельных агентств в Одессе. Директор агентства «Арт-подиум» Елена Иванченко была одна из моих учениц, которую я отправил в новогодний круиз на работу. Все, конечно, хотели зарабатывать, но я всегда с радостью брал на показы моделей не только из своего агентства.

 

 

 

2. Я знаю, что если Вам что-то не нравится, то Вы это скажите прямо. А как сами воспринимаете критику в свой адрес?

 

 

 
Я, в принципе, критику воспринимаю нормально. Но, дело в том, чтобы она была конструктивной. Не просто «ты плохой!», а «почему ты плохой?». Как и любой другой человек, на что-то я нахожу отговорки, но, возможно, в этой критике я услышу правду, которую не смог разглядеть. Критика важна, но, главное, чтобы она была конструктивной, а, не просто для того, чтобы задеть или оскорбить человека.

 

 

 
3. В 1999 году Вы основали фестиваль «Времена года». За это время, наверное, уже выработались критерии соответствию, какие они?

 

 

 
Самое главное, чтобы это было действительно креативно и ни на что не похоже. Заработок, конечно, имеет большое значение, так как нужно содержать моделей, приглашать тех звезд, которых я хочу видеть, поэтому иногда приходится на фестивалях использовать те коллекции, которые грубо говоря — проходные. Но, опять таки, на вкус и цвет — товарищей нет. Кто-то не поймет мою арт-моду или Высокую от-кутюр, не увидит идею. А, кто-то увидит платье «а-ля 7-й км» и скажет, что вот это — мода, это я куплю. Должно быть всякое и разное. Однажды, вдруг стало модным быть дизайнером и все ринулись в моду. Я не осуждаю их, может быть, и вправду раскроют в себе талант. Я и таких ребят брал на свой фестиваль и говорил им честно, что мне не нравятся эти вещи и я не вижу в этом фантазии, но, возможно, людям понравится. Вы тоже увидите коллекции других дизайнеров и сможете сравнить. Возможно, после показа вы, лучше, захотите стать хорошим бухгалтером либо же изменитесь и повысите своё мастерство. Некоторые из тех, кого я видел, действительно выросли профессионально, стали следить за тенденциями, развиваться. Дизайнер должен нести идею креатива, моду будущего, потому что то, что модно сегодня, можно купить в любом масс-маркете.

 

 

 

4. Поклонники Вашего творчества могут ждать «Времена года» весной этого года?

 

 
Мы решили делать посезонно. У нас всё ещё идут переговоры с Парижем. Вряд ли, уже повторятся «Рождественские встречи», но мы планируем сделать что-то новое, весеннее, совершенно новое. Изначально мы думали, что фестиваль может быть выездным, но, сейчас я понимаю, что так не получится, по крайней мере, сейчас. Наш город всегда был вне политики, но, так сейчас случилось, что это коснулось нас. Есть даже заинтересованные люди в нашем фестивале, которые хотят видеть наших дизайнеров, наше мероприятие, но, увы, есть политика. Я очень не хочу, чтобы с нашим фестивалем сложилась такая же ситуация, как, например, у Ани Лорак. Хотя, она — вне политики, она поет о любви, мире и дружбе.

 

 

 

5. Ваша экспертная оценка состояния современной fashion-индустрии?

 

 

 
Вы знаете, я смотрел последние показы на «Неделе моды» и было смешно, потому что, если раньше наши что-то там пыжились, то сейчас будто бы услышали меня и заиграли в моду по-настоящему. Эти сумасшедшие показы от Залевского, какие-то нестандартные вещи, идеи. Хоть и понимаешь, что многое не носимо, но, это – шоу. У нас мода есть, но есть ещё и несколько крайностей: либо совсем уходим в национальную тематику, либо же это просто взрыв мозга и полное сумасшествие, либо абсолютный масс-маркет, который и так уже есть в магазинах. У нас, как не было финансирования, так и нет. Всё это проходит на уровне тусовки. Ни в Одессе, ни в Киеве я не вижу байеров, которые бы закупали коллекции.

 

 

 

6. Весна уже активно вступила в свои права, как посоветуете одеваться представительницам прекрасного пола?

 

 

 
Я всегда сторонник того, чтобы не следовать слепо моде. Если ты маленькая, но нужно покупать вещи, которые тебя удлиняют, если толстенькая, то нужно пытаться скрыть это. Многие думают, что их должны любить такими, какие они есть, но это не верно. Ведь ту же полноту, можно преподнести красиво, чтобы это не было насмешкой, а было приятно глазу. Блондинки пусть подбирают себе цвета под глаза и волосы, брюнетки – так же само. Всегда нужно пытаться максимально подчеркнуть свои достоинства и скрыть недостатки. Мода может быть непредсказуемой и насмешливой, поэтому — не теряйте индивидуальность.

 

 

 

7. У Вас недавно был показ в Китае. Держите курс на Азию?

 

 

 
С удовольствием держу курс туда, куда держится (улыбается). Я люблю Одессу, но я понимаю, что всё-таки мы в Украине и в ближайшем будущем ситуация кардинально не изменится. Неприятности – да, повышение цен — да, политическая нестабильность — да, а уверенности и финансирования — нет. Я всегда говорил, что если позовут в Исландию к белым медведям, но я буду знать, что я защищён, стабилен, интересен и нужен, то — поеду в Исландию. И как сегодня можно не держать курс на Китай, если у нас всё китайское, начиная от носков и заканчивая черепицей для домов. Китайцы — большие молодцы и труженики, они действительно любят работать и любят её. У них многому нужно поучиться, я наслаждался общением с ними, потому что они всегда в движении.

 

 

 

 

8. Когда Вы начинали работать с Кирой Муратовой, то были ещё молодым и малоопытным художником по костюмам, а сейчас, уже будучи известным и заслуженным, работаете с молодым режиссёром Иваном Урывским, каково оно?

 

 

 

Знаете, Урывский – это явление своего рода. Потому что при всей своей молодости, неопытности, он всегда чувствует, что нужно идти сюда, а не туда. Его направляет Бог. В свое время Кира коренным образом изменила мою жизнь, мои творческие взгляды и самого меня. Глядя на те коллекции, которые я делал до работы с ней, я понимаю, что это был не я. Театр и кино отличаются друг от друга, поэтому — это немного разные вещи. Я уверен, что у Урывского блестящее будущее! Ему просто нужна поддержка, понимание и, возможно, критика, потому, что он воспринимает её, умеет слышать.

 

 

 
9. Сколько обычно времени занимает создание костюмов для спектакля?

 

 
Всё зависит от нашего единения с режиссёром, от финансовых возможностей и сложности идеи. Сейчас у нас было 9 месяцев на подготовку, но Иван не мог долго выносить того ребенка, который сегодня родился. И это тормозило процесс создания. А так, это может быть месяц, два, всё зависит от сложности.

 

 

 
10. Вы успешный, известный, заслуженный. Что посоветуете молодым ребятам, которые только начинают свой путь в карьере ?

 

 

 

Нужно сразу понять, что ты хочешь от этой жизни. Говорить, что у меня мама — дворик, а папа — шофёр и, значит, я буду либо дворником, либо шофёром — глупо. Нужно идти к своей мечте и чётко понимать, что ты хочешь от этой жизни. Если это творчество, то нужно не быть ни на кого похожим и иметь что-то своё. Это всё — прописные истины, но они достаточно правильные. Когда-то я мог стать юристом, но, сейчас даже не представляю себя в этой роли. К счастью, я просто сбежал оттуда.

 

 

 
11. Руслан Хвастов через десять лет, какой он?

 

 

 
Боже, это я ужё совсем старый буду (смеется). Я не думаю, что я сильно изменюсь. Единственное, что я не знаю, где я буду. Я моторчик, который никогда не останавливается, поэтому стараюсь не входить в состояние застоя. Я не остановлюсь и очень уверен, что через 10 лет всё измениться настолько к лучшему, что мы сможем с Вами встретиться и пообщаться обо всём где-нибудь в Азии или же в старушке Европе.